А вообще кто в очках - тот жулик.
Математик до костного мозга.
Фанат теории групп.

ещё каштаны люблю, да.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:44 

дальше?

я на качелях в своём дворе. в своём дворце-колодце. тут тепло, тихо и по дворцу летает тополиный пух. я прыгаю и всё замирает. мне кажется, что я лечу и мир вокруг меня замер, я сама замираю и пух замер. только солнечные лучи пронзают меня и весь мир своими жёлтыми стрелами. насквозь и наотмашь.

можно сочетать в себе космическую любовь к людям, цинизм и полное тотальное умиротворение?
мне нужен этот поход на Алтай, я нуждаюсь в нём. пусть всё получится, пусть всё получится, пусть всё получится. помоги мне. а кто? ты в него не веришь.
помоги мне, Женя, пожалуйста!

я всё так же далека от религий, но буддизм мне очень близок. да это и не религия, а философия.
наверное, на данном этапе мне прости так удобно. комфортно. я так живу и дышу, могу встать с кровати. там очень много интересных телег и я хотела бы прокачаться в этом. когда ещё, как не в 20? чёрт, мне уже 21...

боль я вынесу, надежду нет.
ты бьёшь меня наотмашь в моих снах и в жизни тоже. в моём прыжке ветер ударяет меня по лицу. кидает мне пыль в глаза и мечет бисер.
сложно верить в жизнь без фальши, когда на каждом шагу у тебя какое-то днище.
я всё так же ощущаю себя канатоходцем. я придумала себе нечто и упираюсь в него, это нечто словно моя палочка, которая помогает мне балансировать.
Лазарева в моей голове много, безумно много.
я написала ему в своей голове кучу писем, как бумажных, так и электронных.
я звонила ему миллион раз, но в ответ мне только пустота, мгла и тишь.
почему-то я уверена, что это всего-лишь тайм аут.
но чёрт, чувак, нужен ли второй раунд?

Климашевская, чёрт, как же я тебя люблю.
я уже жду тебя в нашей квартире на Китай-городе.

18:18 

10 тем

пффф, ~Эрин~тут кинулась в меня флэшмобом.
меня читает только Эрн, поэтому давай мне тему, а я тебе 10 фактов на эту тему.
ну если кто-то вдруг читает, то тоже можете рискнуть!

20:43 

это всё 38

хомяк и два бурундука. прекратите меня жалеть. никто не виноват в том, что я неудобная. выкиньте меня из расчёта, я переживу. я привыкла ломаться и чиниться. с каждым разом мой механизм всё сложнее чинить, но, пожалуй, в этом что-то есть.
у меня больше нет слёз. я хотела поплакать, да не получилось.
я не могу заставить тебя думать иначе. сидим по углам с пгм, лгм, ггм и прочей дрянью.
я не могу заставить себя думать иначе. я вообще ничего не могу.
я не хочу бежать от себя, а приходится. затянуться в полиэтилен. я неудобный.
оторви меня и выбрось, я не нужен.
я не могу ничего изменить. найти в себе силы принять то, что я не могу изменить. снова где-то что-то в себе сломать.
мне никто не нужен, мне никто не нужен, мне никто не нужен. омммммммм. оммммммммм. каждый уходит по своему. кто-то вяжется, кто-то отдыхает, кто-то себя убивает.
просто я знала, что так будет.
снова слишком тяжело и слишком медленно.
лучше бы блин употребляла тяжелые наркотики и пила, как чёрт.
пожалуйста, помогите мне.
мне нужно куда-то уехать.
забирай меня, меланхолия, я твоя.
и заберите свою чёртову жалость!
пустота.

вокруг меня тысячи людей. десятки тысяч. может быть даже уже и миллионы. а ощущение, что именно с тобой я больше никогда не встречусь. совсем никогда, понимаешь? это немного страшно. я запоминаю все эти платформы в метро, переулки, улицы, клубы, концерты. всё в своём водовороте. ненужные совпадения, случайные события, тверские-ямские, белорусские. и люди, снова люди, везде чёртовы люди. ненепохоЖесть.
тестирую овощные салаты везде, где только можно. ничего нового.
я чувствую себя случайным наблюдателем чужих жизней. я хожу в наушниках, живу в наушниках и умру в наушниках. наверное под az. но это не мешает мне слышать и видеть людей, чувствовать их. ловить взгляды, рассматривать обувь, руки. руки особенно. люблю руки. и обувь. ещё иногда интересны глаза. водоворот людей, холодные зимние звёзды, холодное зимнее небо.
не надо к океану, надо на север, где холодно. вмёрзнуть и не чувствовать, не ощущать. сознание снежными хлопьями, холодная музыка, безразмерные свитера. новые термокружки, выстрелы в небо. какао на воде обязательно.
время это эхо валящего лес топора.
мне лучше вообще не давать говорить.
ходить и искать двойное дно, вместо того, чтоб пойти всем на каток. лицо я всё равно твоё не вижу через этот дым.
стеклите балконы, рубите канаты и поднимайте флаги, играйте соло на клавиатуре.
наверное меня исключили из системы уравнений.
мой движок снова даёт сбой. я неудобная.
ха. интересно это –– смотреть и видеть то, чего лучше бы не видеть. не хочу, космос уходи. мне больше не надо. мне досталось.
заполнять пустоты другими людьми не помогает. тяжело и медлено слишком. могло бы быть хуже, да?
посижу и пережду этот день. это всё пишется, пока я еду по пятницкому шоссе, которое поражает меня своей внезапно исландской красотой.

очень странно встречать кого-то, с кем тебе сразу же настолько охуительно. настолько, что тебе сложно отлипнуть от него. торч, движ, вся хурма. а потом так странно, что это должно закончится. или уже закончилось? почему?
кому нужна эта преданность? по итогу она нахер никому не нужна.
и вообще главное наверное в том, что если ты попытался, и у тебя не вышло, то это не повод опускать руки. нужно уметь себя прощать, уметь идти дальше. слишком много ненависти во мне ориентировано на себя.
хочется резко встать, закричать, разбить стакан. чтоб почувствовать, что ты есть и что что-то тоже. и ты не в вакууме, нет. ты тут.
хочется написать что-то про наркоманов. отвлечься, не замыкаться, чувствовать, видеть.
не бери слишком много на себя, на самом деле. тут много чего.
внутреннее одиночество замечательно описывает то, что со мной сейчас происходит. внутреннее одиночество невыносимо у таких, как я.
я смирилась.
да, мне 20 и я смирилась.
всё, что я полюблю –– у меня отнимут. я смирилась. такая, блять, практика. где ещё можно найти такую дуру? да где угодно, нас полно.

я панически боюсь признаться себе, что он стал мне необходим.
из точки а, в точку бэ, там в точку вэ. станции метро, ненужные совпадения, ненепохожесть.
в моём горле нет комка,
я еду не к тебе,
звоню тоже не тебе.
мне абсолютно всё равно, с кем ты.
я совсем не хочу забиваться в угол и плакать.

почему эта фигня с рыжими волосами не хочет принимать действительность? я зануда. или она зануда?

тонкий слой воздуха и тепла отделяет нас от космической пустоты. тропосфера, стратосфера, мезосфера = 100 километров, линия Кармана. и пфф, пустота. пустая пустота. вакуум с кометами.

а потом ты просто перестаёшь замечать, где заканчивается твоя жизнь и начинается жизнь других людей. ты начинаешь чувствовать людей слишком хорошо. стирается грань между тем, что ты и между тем, что они. ты начинаешь думать, как он, видеть как он. он в смысле человек. ты видишь эту внутреннюю вселенную. можешь взять и увеличить любой кусочек двумя пальцами. рассмотреть любую комету, любой аккреционный диск. всё, что там есть. каждую мелочь. в твоей голове это сливается в одно. ну а потом ты остаешься один в этой самой пустоте. тебя словно выталкивают из личного пространства/космоса случайно-специальной фразой, кривым словом, песней, взглядом и ты остаёшься висеть в этой пустоте. один.
каждый человек в моей голове не комета, а космос. и у каждого свой космос. целая гребанная вселенная.

18:15 

life as it goes.

ненависть честнее любви.
и правда, куда честнее.

друг, слушай, я еще тут. помнишь меня? помнишь, да? ну тогда слушай меня, внимай каждому моему слову.
я постараюсь не пропадать надолго. мы ведь совсем скоро встретимся. когда?
да к чему тебе даты, просто знай, что скоро. верь мне.
в нашем третьем городе мы обязательно сойдемся.
друг с другом, или с кем-то другим, неважно.
для нас там будет место.

я не могу избавиться от привычки писать. я пишу все время, каждую гребанную минуту я фиксирую в своей голове.

слушай, ты слышишь этот звон осеннего воздуха? нет? почему-то я так и думала.
ты не видишь прелести в дожде, холоде, мертвой листве и ветре? ты напрочь лишен какой-либо романтики, чёртов кретин.
с каждым вдохом я оживаю всё сильнее и сильнее осенью.
люби осень, люби во всех её проявлениях –– теплой, холодной, мерзкой, золотой, красной.
любой.
учись видеть в ней эту самую кристаллическую ясность, которую нет больше ни в каком времени года.
научись видеть её и ты тоже сможешь летать.
ты тоже сможешь чувствовать себя так тонко, как я чувствую себя.
я вижу себя со стороны во всех трёх проекциях, мне свободно и свежо.
я могу научить тебя, если ты хочешь. имей это в виду.

и знаешь, я безумно люблю свой университет, я ловлю дичайший кайф от своих пар.
я никогда не была так уверена, что вот это моё на все сто.
и самое потрясающее в этом то, что это мой выбор.
мой и ничей больше.
меня никто не пинал, не толкал, не пихал.
все это мое мужество, воля, труд и упорство.
это все пиздец как охуенно.
мой универ накрывает меня все сильнее и сильнее.
ты даже не представляешь, как это.
он окрыляет меня.
я просто счастлива и я улыбаюсь каждому человеку.

а всем тем, кто считает меня озлобленной мужененавистницей, зацикленной на учебе, советую пойти нахуй.

еще тут все перекрутилось офигеть как, это просто чёрт знает что.
я в восторге от этого дичайшего мракобесия.
это одна из тех историй, которая будет протянута через всю мою жизнь.
будет и больно, и хорошо, но будет интересно.
колода раскинется очень и очень круто. нет безумным нигде покоя.
ну это личное, при встрече обсудим.

и слушай, ты представь, она любит мудака!
я могу понять как можно любить технику компании apple, кока-колу в стекле, тяжелые наркотики, но блять, как можно любить мудаков?!

и да, ты случайно не знаешь, где моя идеальная мразь, мой хитрый лис, моя редкостная сволочь?
мужики видят во мне девушку, а надо видеть совсем не её.
смотри глубже, там вселенское зло, смешанное с совершенной нежностью и добротой.
весьма гремучая смесь.

и я тут поняла, я любила каждого, кто выказал мне хоть капельку доброты.
я помню вас всех, вы яркие следы от комет в моем черном вакууме.
видишь, твоя вон та, фиолетовая?

и еще я поняла, что можно любить того, кого ни разу не видел — просто нужно любить всех.

"знаешь, я бы на твоем месте начал употреблять транквилизаторы, а то ты шибко активная.
ты в таком темпе до аспирантуры не дотянешь, по себе знаю.
ты пиши, если что, я тебе посоветую, с чего стоит начать."

мое несуществующее письмо несуществующему другу, который живет в моем третьем городе.
вспоминай меня почаще, а я буду писать тебе каждую секунду, а не каждую минуту.
мы справимся и все будет хорошо.

18:03 

Энтони Бёрджесс, "Заводной апельсин"

главный герой книги –– потрясающая тварь и редкостная сука. и друзья его ничуть не лучше его самого.


пожалуй, на этом можно было бы закончить, но я думаю, что мне не зачтут.

первое, на что обращаешь внимание –– язык. видеть русские слова, написанные на кириллице, довольно странно. но быстро втягиваешься и перестаешь обращать на это внимание.

а вообще не представляю, откуда в человеке может быть столько злобы. от того, что он юн? или юн умом? или он таким родился? или стал? а если стал, то почему –– ведь у него нормальная семья.
я сама часто говорю, что я злая, но до Алекса мне далеко –– насилие, издевательство, грабеж и так далее.

Алекса не мучает совесть. он вряд ли даже знает, что это –– рвотные рефлексы были вызваны всего-лишь терапией.
он даже начинает мечтать о семье и быте.
возможно, он мог бы стать добропорядочным гражданином, найти нормальную работу.
но он никогда этого не сделает. он никогда не изменится.

человек сам делает выбор –– быть ему злым, добрым или ещё каким-то. Алекс свой выбор сделал. и причем два раза.

@темы: барсумская рулетка

23:18 

помни: можно всё, что нельзя.

я никогда не показывала своего истинного лица.
я знаю, что могу быть дьяволом, срывающим крышку с пороховой бочки чувств людей, поджигающим всё это дело и с любопытством любоваться своим творением.
но я топчу в себе это, забиваю внутрь, потому что нельзя.

я делала так со своей старостой, но потом поняла, что она однообразна в своих реакциях на это и мне надоело.
а сейчас мне хочется снова так делать. распалять, злить, доводить.

я смотрю, как во мне сражаются принципы, привитые хуй знает чем, и здравая практичность.

чертово двоемыслие, уходи, уходи, пожалуйста.

я плачу двойную цену за право, как мне казалось, быть собой, а сейчас я понимаю, что это фикция. вилы по воде.
я делала из себя человека достойного, а сейчас понимаю, что всё это было редкостной дурью.

я редкостная дрянь.

мне очень больно и плохо. не знаю, почему.

забери меня отсюда.

21:45 

banter

я который год смотрю на месяц и вижу в нем Монтрессор. неважно, растущий он или убывающий.

мне хотелось бы верить, что та часть меня ещё жива. взрослеть грустно.

23:08 

вилами по воде.

в последнее время я слишком часто слышу твою фамилию.
я не верю в знаки, но это мне порядком надоело.

наверное, эту просьбу можно сравнить с самым ужасным оскорблением для меня.
ну это просто звездец.

беги, беги, беги дальше — эта мысль стрелой проносится в моей голове.
но я наконец-то понимаю, что бегу не от себя, как я всегда это делала, бегу не просто так — у моего бега есть цель.

мне так надоело делать что-то в пустую, так надоело, что мои старания летят в молоко.
это сложно, чудовищно сложно, но благо, что есть на кого отпереться и можно кому-то подставить плечо.

чёрт, чёрт, чёрт, я так заебалась, но я так рада.

я никогда не хотела бросать курить, если честно. но понимаю, что нужно и понятия не имею, как захотеть бросить.

22:17 

в последнее время я всё чаще ощущаю свою ненужность.

именно этого я всегда и боялась. боялась больше всего,
я чувствую себя натянутой струной.
я знаю, каким уравнением будут описываться мои колебания, моё состояние и как найти моё положение в пространстве. у моих колебаний есть источник, но я понятия не имею, как это прекратить. пожалуйста, хватит, я не могу больше.

и правда, мы рождаемся и умираем в одиночестве.

помни: сердце не отдыхает. иногда мне кажется, что я ухожу в учёбу чтоб не помнить о том, что я рано или поздно останусь одна.

23:05 

...

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля...»

13:58 

ну а че? раз в полгода можно и сюда написать.

я говорю себе, мол, Юпитер, ты злишься, значит, ты не прав.

но блять, как же я злюсь. почти каждого человека я готова взять за волосы, уткнуть в собственное дерьмо и орать, орать, орать.
при этом я сама тоже не безгрешна, то бишь я и себя готова взять за волосы и уткнуть в своё дерьмо.

но злость это плохо, поэтому мне остается молчать, мило улыбаться и вдыхать.

и да, от тебя я такого не ожидала. хотя, получила своей же гранатой.


наконец-то я поняла, почему боюсь того момента, когда у моих друзей появляются отношения -– со своими проблемами, горестями, печалями и бедами они бегут к своим вторым половинкам, а я в одиночестве глотаю сопли. даже если проблема/печаль/грусть общая.

вот и сейчас так.

возможно, это от того, что я всегда одна.

меня так это заебало. гуляйте, ходите по музеям, смотрите кино со своими тёлками и парнями, а меня оставьте в покое. если я хочу учиться, значит, я буду учиться за неимением других вариантов.

а я же тоже любила. иногда мне кажется, что до сих пор люблю.
и самое интересное в том, что всегда влезает человек с одним и тем же именем.

помни про ящик Пандоры.

12:12 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:27 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:50 

...

все, что ты делаешь, кажется тебе бесполезным и ненужным.
ты опускаешь ладони, словно желтеющий клён, который сбросил свои листья.
тебе кажется, что уже ничего тебе не поможет и ничего тебя не спасет, кажется, что это уже край, конец, днище ебанное, в конце концов.
ты понимаешь, что дальше так нельзя, но ничего поделать с этим не можешь. вообще ничего.
это такое состояние, когда ты вечно натягиваешь на себя улыбку, словно надеваешь маску. двуличие бывает разным, да.
ты не хочешь, чтоб друзья видели твою боль, потому что она твоя и ничья больше. они не виноваты же, зачем их грузить.
в итоге ты скрываешь её от них, а срываешься все равно на них.
или на маму.
это такое состояние, когда не хочется выходить из дома, не хочется есть, спать и учиться, но продолжаешь все это, чтоб не вызвать подозрений.
в этот момент в твоей душе происходит пожар. полыхает огонь, пожирающий все.
потом боль от этого утихает и остается пепелище.
и ты не знаешь, чего ждать. вырастет ли новое дерево или так и останется пепел.
тебе кажется, что единственный правильный выход - смерть.
кажется, что твои друзьям насрать на тебя. что они не видят твоей боли или просто не хотят её видеть.
а в какой-то момент понимаешь, что им не похуй и все они видят, но сами все равно не лезут. почему не лезут?
да потому что ты изначально поставил себя как человека, которому не нужна помощь.
и понимаешь, что никто не поможет тебя, пока ты сам не захочешь этого.
даже если ты и говоришь, что тебе так проще.
не стоит делать из себя клубок из страхов и сомнений, каких-то глупых и нелепых обид, каких-то идиотских подозрений.



___________________________________________
12 октября, на концерте солист одной из моих любимых групп сказал такую вещь:
"Если внутри вас поселилась какая-то тварь и жрет вас изнутри - сделайте все возможное, чтоб избавиться от неё, потому что потом будет поздно. И помните, всего найдется человек, который вам поможет."
черт побери, такой человек действительно найдется!
и даже не один.
не обязательно говорить им о том, что все плохо. они поймут меня, я знаю они не станут говорить тебе, что, мол, Жень, все хорошо будет. они просто проведут со мной время. они пожертвуют учебой, сном или чем-то другим. ну, надеюсь на это, точнее.
они скажут мне, что вчера они видели забавную картинку, читали где-то смешную статью или смотрели видео. или вы просто будете сидеть на чьей-то кухне и разговаривать о чем-то несерьезном, но, несомненно, важным.
или вы будете весь день шататься по городу, обсуждая то, что обсуждали сотни и тысячи раз.
или встретитесь в метро после пар и вместе поедете домой.
или зайдете в кафе, просидите там несколько часов, потратив все деньги, но наговоритесь всласть.
и не жалко вам будет времени, которое вы потратили, просто потому что вы любите людей, с которыми вы вместе потратили это время.
все это так банально и просто, что я просто не додумалась до этого сразу и ходила кругами по какому-то дремучему лесу в своей голове.
черт, я рада, что эти есть эти люди и они рядом. что в какой-то момент мы начали вместе учиться, кто-то нас познакомил и так далее. что мы просто вместе, рядом.
но... все равно мы расходимся по домам...


и причем ты даже не можешь вспомнить причину, которая изначально спалила твою душу.



боже, моя староста говорит, что мне надо поучаствовать в конкурсе журналистов.
по-моему, она ебанулась.

23:45 

дубль 2.

С каждым днем я все больше убеждаюсь, что существует какая-то неведомая простым смертным схема. Своеобразное руководство по пользованию человеческим телом. Именно оно заставляет каждого без исключения представителя рода «хомо сапиенсовых» просыпаться по утрам с одним и тем же человеком, пить растворимый кофе, вкус которого ненавистен, но на заварной не хватает сил/времени/денег (нужное подчеркнуть), тащиться на не любимую работу, мыть руки перед едой, держать вилку в правой руке....Подушка, кофе, работа, мыло, вилка... мыло, вилка, кофе, подушка...кофе, мыло, веревка, дурка... И выбора нет ни у кого. Существует лишь два варианта. Ты либо принимаешь правила игры под названием «бытие человекообразного»,­ либо... В прочем, тебя в этом мире никто не держит.

А попробуй начни с завтрашнего дня спать в шкафу, есть суши руками, просто потому, что палочками неудобно, либо просто уйди с осточертевшей работы, и первым вопросом, который тебе зададут будет «а что случилось?». Ты отошел от заданной схемы. А это отклонение от нормы, следовательно ты — плохой.
Ты - нарушитель порядка и покоя.
__________________________________________
дублирую из второго дневника, ибо эта мысль-const
и кстати, на днях надо выписать цитаты из Отверженных!

04:08 

прости, что так всё вышло?

я так боюсь, что с тобой выйдет так же, как и с ним.
но боюсь не так, как боялась с ним. а как-то так, ровно. но всё равно страшно.
очень тяжело сочетать это в себе.

знаешь, я поняла, что очень важно культивировать в себе лёгкость и динамичность.
легкость во всём и ко всему. готовность бежать по оживлённой улице, ехать по встречке, прыгать в трамвай и стоять на нижней подножке с открытой дверью.
во всех я ищу эту чёртову динамичность, то, что заставляет людей двигаться дальше и дальше.
я боюсь покрыться мхом.
ещё я поняла, что лучший способ изменить себя –– встретить худшую версию себя.
ты есть моя худшая версия меня, мой ночной кошмар и ужас моих дней.
я вышла из болота, а ты продолжай в нём сидеть, чувак. спасибо тебе!

у истинной скорби нет лица, бросать пить бесполезно, интервальные тренировки и велик –– тема!

хочется, чтоб был такой человек, которому можно написать среди ночи, мол, знаешь, а мне без тебя странно.
взять и сбежать на затерянный остров.

я поняла, в чём отличие ёбанного от ёбаного. // открытия 4 утра.

я взращиваю в себе лучшую версию себя. я шатаюсь, но это мелочи.
очень хочу сварить себе кофе, но мама спит.

00:57 

випассана?

в этом мире очень много мудрости. я не первая, и не последняя, кто осознает это.
наше тело безумно органично. это лучший механизм, созданный эволюцией.
но миллионы лет эволюции убивают во многих из нас то, что было заложено изначально.
чёртовы миллионы лет эволюции. ещё в моём идеальном мире не было бы полов, потому что вот эти миллионы лет эволюции убили слишком много в некоторых из нас.

благодарность всегда работает в две стороны. наша Греция всегда будет там, затерянная между этих домов. помните это! это была очень тёплая суббота. эти 30 км, этот концерт, синий слон и всё вот это вот. балансируй!

знаешь, я очень часто тебе звоню. но как поёт Михалыч: всегда, когда мой телефон не звонит, я знаю –– это ты.
знай, когда он молчит –– это я.
так же я часто тебе пишу в своей голове. я никуда это не пишу, оставляю в голове. у меня там есть маленький ящик, куда я прячу все письма к тебе. тебя всё так же много в моей голове.
знаешь, я бы хотела перекачать в тебя это тепло, это свет, но тебе это просто не нужно. наверное, это самое горькое во всём этом. но опять же –– тебе так проще, значит, для тебя так лучше. я не хочу вспоминать про твой эгоизм и всё вот это. просто тебе так проще. а я справлюсь. я балансирую.

плен это тлен. тлен это плен. живите без особой тоски!

00:13 

летим нормально!

всё это матрица. это всё принцип угарного замещения. все эти крыши, коньки, дипломы. хотя вру, диплом это диплом. это святое. на самом деле. я наконец-то словила эту волну и теперь всё пойдёт так, как нужно. так, как должно.
ставить перед собой каждый день маленькие микроцели. забрать карту, выпить кофе, сходить в сбербанк, забрать карту, позвонить, почитать, сделать, покурить. чётко отлаженная схема, в которой иногда бывают сбои. ну да, мой механизм даёт сбой, какой-то я не такой. в такие моменты покупаются билеты в Питер, растягиваются связки и всё вот это.
расширенная версия автопилота с элементами души. ну это не важно, на самом деле. тут был целый абзац всякого неважно.
принципа замещения на самом деле может и не быть, кстати.
петь много, громко, фальшиво. ХУЛЕ ТЫ ТУТ БЕРЁШЬ МИ?
писать диплом, работать в институте какой-то нихуёвой физики, пить много кофе, говорить, встречаться с людьми, занимать себя всё время чем-то –– на страдания не должно оставаться времени. приходить домой и падать на коврик, учить глаголы, делать делать делать. никакой тоски, слышишь? пользы от этого не будет, будет только хуже. сверни и выкинь это всё. тяжело и медленно, маленькими микроцелями, этапами. сейчас ломает, потом нормально. другими солнечными пятнами, выжженным блядским реагентом асфальтом. делай, делай, делай. история математики, диплом, лабы, Темис, жить петь ходить. микроцели каждый чёртов день. стабилизируйся с помощью самостабилизатора Коржика. всё будет нормально.
я напишу тебе письмо, честно. нормально письмо, а не вот это выжимку из мыслей. будет больше и лучше. я расту. я падаю и расту. кажется, мне принесли кофе.
встретимся завтра? не встретимся.

давай вернёмся в точку бифуркации?
давай ничего не будет, сотрём всё из нашей памяти, словно никогда не встречались мы.
не было истины, горести, чая в пакетиках из Макдональдса.
по всей теории вероятности невозможно отменить то, что уже сказано, что уже сделано и что уже спето.
но я могла бы забыть те слова, могла бы забыть это калёное железо в моих ушах.
я бы могла сделать из этого изящную, немного саркастичную повесть, с элементами жести.
это всё элемент моего персонального ада. матрица. мои битые автостопные пиксели.
это трэш.
это сильнее меня.
продолжай меня игнорировать.
я сильнее, чем ты думаешь.
а я всё ещё здесь, на этой улице и на этом проспекте. ловлю снег, хочу написать тебе про это, но не пишу.


а ещё я думаю, что ты превращаешься в такую мразь, когда тебя любят, а ты — нет. но ведь каждый был по обе стороны. все знают, как это работает. хуёво это работает.
вдруг это вот самое интересное событие в моей жизни, а именно жизнь дает мне пизды и говорит нееееет?

мама говорит — когда ты уже вырастешь?
мама, прикол в том, что я уже выросла.

22:39 

то уже совсем не твои дела.

теперь вместо сорокоградусной водки мы вливаем в себя чаи ––
алкоголь расшатывает мои замки, лезет в мой ящик Пандоры.

я множу ложь и сжигаю мосты.
я бы хотела написать что-то пронзительное,
но лезут только колкие и горькие фразы.

меня впервые так разрывает ––
чёртовы нити привязанностей.
я обещала не привязывать себя к городам,
обещала привязывать себя только к людям.
не смогла.
ну что ж, держки меня крепче, Москва,

может, в бритье головы есть какой-то сакральный смысл?

поняла, что из любого своего дерьмового поста могу сделать дерьмовый стих. Т –– это талант.


Колыбельная –– Вера Полозкова.

А ты спи-усни, мое сердце, давай-ка, иди ровнее, прохожих не окликай.
Не толкай меня что есть силы, не отвлекай, ты давай к хорошему привыкай.
И если что-то в тебе жило, а теперь вот ноет –– оно пускай;
как теперь маленький мальчик Мук,
с кем там маленький мальчик Кай –– то уже совсем не твои дела.

Ай как раньше да все алмазы слетали с губ,
ты все делало скок-поскок;
а теперь язык стал неповоротлив, тяжел и скуп, словно состоит из железных скоб.
И на месте сердца узи видит полый куб, и кромешную тишину слышит стетоскоп.
Мук теперь падишах, Каю девочка первенца родила.

Мы-то раньше тонули, плавились в этом хмеле, росли любовными сомелье;
всё могли, всем кругом прекословить смели,
так хорошо хохотать умели, что было слышно за двадцать лье;
певчие дети, все закадычные пустомели, мели-емели, в густом загаре, в одном белье ––
И засели в гнилье, и зеваем –– аж шире рта.

И никто не узнает, как все это шкворчит и вьется внутри, ужом на сковороде.
Вьется указательным по витрине, да зубочисткой по барной стойке,
неважно,
вилами по воде;
рассыпается кориандром, пшеничным, тминным зерном в ворде.

Мук, как водится, весь в труде,
Кай давно не верит подобной белиберде.
У тебя в электрокардиограмме одна сплошная,
Да, разделительная черта.

19:33 

...

за последнюю неделю я влила в себя столько алкоголя, что страшно подумать.

people are strange when you're a strange

главная